Общее·количество·просмотров·страницы

воскресенье, 25 марта 2018 г.

Волынская резня: правда, которая никому не нужна



Книга, которая раскроет самые большие тайны Второй мировой войны и покажет все закулисные игры "Великих держав", которые привели к взаимной резне украинцев и поляков на Волыни.




Ниже подан отрывок из нового исторического расследования Павла Правого "Волынская резня: правда, которая никому не нужна".

Понравится отрывок - окажите посильную финансовую помощь в издании этой очень нужной, особенно в это время и именно на русском языке, книги.

Всем, кто пожертвует от 100 грн грантируется экземпляр с автографом. Только не забудьте сообщить свои ФИО, номер телефона и склада Новой почты на ел. адрес: urtab@ukr.net

Карта Приватбанка 4149 4991 1119 3197


И вот союзники готовят и проводят конференцию в Касабланке. Готовят еще до того, как началась советская операция на окружение армии Паулюса под Сталинградом; до того, как союзниками в Северной Африке разгромлен корпус «Африка» Роммеля. Проводят еще до того, как была закончена ликвидация окруженной Сталинградской группировки и остатков немецких войск в Тунисе.
Если говорить коротко о решениях Касабланской конференции, то кроме решения о непрерывных круглосуточных бомбардировках Германии и румынских нефтяных полей, а также планирования некоторых стратегических военных операций, было договорено добиваться безоговорочной капитуляции Рейха и его союзников.
Однако, было одно решение, которое у нас как бы не замечают, но которое мне позвольте считать наиболее важным. На той конференции СССР, а, вернее, режим Сталина был фактически выброшен из Большой Тройки.
Дело тут вот в чем. Для США война в Европе была традиционно не интересна. Главный интерес Америки в то время – Тихоокеанский регион и Южная Америка. Потому администрация Рузвельта в принципе отдавала европейские дела на откуп Британии, то есть, Черчиллю. Черчилль же был непоколебимым противником как коммунизма, так и нацизма. Соответственно, он вел дела так, чтобы и нацистов свергнуть, и не дать «советам» разгуляться.
В тот момент Черчилль был уверен, что Германия стоит на грани капитуляции. Он и рассчитывал на капитуляцию. А еще по настоянию именно Черчилля было принято военное решение не открывать в 1943 году Второй фронт во Франции, а, обустроив базы в Северной Африке, развернуть наступление с Юга. То есть, имелись в виду Италия и Балканы.
Прошу читателей запомнить этот ключевой для нас момент. Он, как ни странно, имеет прямое отношение не только к т.н. «Волынской резне», но и судьбе УПА, Армии Крайовой, Украины и Польши. Именно об этом  мы будем говорить в следующих главах.
То, что США и Британия выбивают его из-за стола большой политики, Сталин понял сразу. Звериным чутьем осознал, унюхал запах катастрофы. Не даром, ох, не даром англосаксы затеяли конференцию за тридевять земель.
В просторах российского Интернета встречаются героические опусы о том, что Сталин, мол, сам не поехал в Касабланку. Не до нее, дескать, было:
Они пригласили в Касабланку и Сталина, но тот отказался, сославшись на занятость военными делами («Конфликты в «Большой Тройке» // http://www.otvoyna.ru/souz1.htm).
Не верьте. Не могло такого быть. Не мог Сталин настолько переживать об армии Паулюса, которая, замерзая в окружении, доедала последние сухари, чтобы посчитать конференцию такого масштаба второстепенной.
Тут другое. Хитрый лис Черчилль не зря настоял на проведении конференции именно в Марокко. С одной стороны, это красиво и символично: лидеры Антигитлеровской коалиции встречаются на земле, которую только что освободили от гитлеровцев. С другой…
С другой стороны, Касабланка расположена на расстоянии более 5 тысяч километров от Москвы. Это если лететь через оккупированную нацистами Европу. Если через нейтральную Турцию - больше.
А Сталин панически боялся летать. А еще в СССР не было нормальных самолетом для дальних перелетов. А воспользоваться американской машиной Сталин не мог. Во-первых, вопрос престижа. А во-вторых – паранойя. Не желал Сталин лететь, да еще и за пределы Союза, да еще и на иноземной машине.
Вот почему все последующие конференции Большой Тройки проводились либо непосредственно у границ СССР, на контролируемых Москвой территориях (Тегеран, Потсдам), либо даже не территории Советского Союза (Ялта и Москва). И всюду Сталин ездил поездом. Железную дорогу в Потсдам, по которой ехал Сталин, например, охраняли более 1 тыс. одних только солдат НКВД. Не говоря уже о том, что сам город был тщательно очищен от «постороннего элемента» и наводнен агентурой.
Единственный раз, когда Сталину пришлось лететь – это Тегеранская конференция. И то было сделано все для того, чтобы сократить время пребывания вождя в воздухе: Сталин приехал в Баку литерным поездом № 501 в специальном бронированном вагоне. Далее он должен был лететь в предоставленном американцами самолете ДС-47 «Дакота» под управлением самого командующего Дальней авиацией генерал-полковника Голованова.
Когда уже подошли к самолету, один из двигателей его подозрительно чихнул. И Сталин наотрез отказался лететь этой машиной, пересев в запасной самолет, которым управлял полковник Грачев. Сам полет продолжался 50 минут. Это был первый и единственный вояж Сталина по воздуху. Но тогда у него просто выхода не было.
Так вот, зная все это, хитрый Черчилль так обставил дело, что вроде бы Сталина и не «послали», но из клуба тех, кто определял политику в отношении Гитлера и его империи, он тогда выпал.
Все это я рассказываю для того, чтобы Вы, уважаемый Читатель поняли, насколько в международной политике иногда даже фобии лидеров используются в корыстных целях.
Советские, а сейчас и российские историки, естественно, лгут, принижая значение Касабланки. Вот книга Виктора Исраэляна, которая, чтобы у читателя не возникало вопросов о «решающем вкладе» так и называется: «Международные последствия Сталинградской битвы».
И все в ней как бальзам на душу среднестатистическому «советскому патриоту»: о том, как народы СССР вынесли на себе основную тяжесть; о руководящей и направляющей роли коммунистов и лично тов. Сталина; и, естественно, о том, что в отсутствие советского диктатора (но под влиянием великих побед под Сталинградом) в Касабланке ничего особенного не происходило – так, собрались мелкие политики. Ничего эти мелкие политики такого важного не решали, поэтому Сталин туда и не полетел. Ну, там пару военных вопросов обсудили и – по домам. Читаем, любуемся и удивляемся.
«Желая подчеркнуть, что конференция будет заниматься лишь вопросами военной стратегии, Рузвельт и Черчилль не взяли на конференцию министров иностранных дел» (В. Л. Исраэлян. Дипломатия в годы войны (1941–1945) // http://www.e-reading.club/chapter.php/1033547/28/Israelyan_-_Diplomatiya_v_gody_voyny_(1941-1945).html).
Это наглая беспардонная ложь. Решение о требовании от стран Оси безоговорочной капитуляции – не военное. Оно стопроцентно политическое. Более того, несколькими абзацами ниже автор книги опровергают свои же слова о «чисто военной» тематике конференции:
«На конференции в Касабланке обсуждался также вопрос о позиции Турции. Государственный секретарь К. Хэлл в своих воспоминаниях рассказывает о соглашении, достигнутом в Касабланке, в соответствии с которым Турция рассматривалась в качестве сферы влияния Англии, а Китай – в качестве сферы влияния США; Хэлл, однако, тут же подчеркивает, что, хотя США и согласились с тем, что Турция явится сферой влияния Англии, тем не менее они не отказались от своих притязаний в отношении Турции, которую рассматривали в качестве «полезной помощницы» в решении послевоенных проблем на Балканах» (там же).
Виктор Исраэлян – доктор исторических наук, профессиональный советский дипломат. Был на дипломатической работе в США. Входил в спецкомиссию  при Политбюро ЦК КПСС по вопросам Войны Судного дня. Не удивительно, что СССР под водительством таких «профессионалов» не только Войну Судного Дня позорно проиграл, но и в Холодной продул, как пьяный пассажир поезда Москва-Воркута вагонному шулеру в «очко».
Позвольте же уведомить тех, кто до сих пор читает бред Исраэляна, что Рузвельт не мог взять на конференцию министра иностранных дел США. По очень уважительной причине: нет в США такой должности. А есть – Государственный секретарь. Тот самый Корделл Хэлл, о котором пишет г-н Исраэлян.

Хэлл, между прочим, был большим другом Советского Союза и кроме того, работал в окружении советских шпионов, например, высокопоставленного деятеля Госдепа Алджера Хисса. Вот эти-то ребята и «насоветовали» Рузвельту выдвинуть требование безоговорочной капитуляции, которое было так выгодно Сталину и которое так вылезло боком западным союзникам уже через несколько месяцев. Запомните эту «безоговорочную».

Комментариев нет:

Отправить комментарий